Древние культуры Алтая

Древние культуры Алтая занимают промежуточное положение между культурами Енисея, с одной стороны, и культурами Казахстана и Средней Азии — с другой, что, конечно, отразилось на облике самих культур. Исследования археологических памятников Алтая началось еще в дореволюционный период, но тогда в основном шел процесс накопления археологических данных.

На высоком профессиональном уровне исследовательские работы начались с 1920-х годов. История археологических исследований на Алтае довольно подробно освещена в литературе (М.П.Грязнов, 1950; С.В.Киселев, 1951; С.И.Руденко, 1953, 1960; В.Д.Кубарев, 1979; А.И.Мартынов, 1983; Л.С.Марсадолов, 1984). Необходимо отметить, что на историко-культурные периодизации соседних регионов в значительной степени повлияли хронологические схемы Минусинской котловины, созданные в результате тщательного исследования археологических памятников.

Первую классификацию древних культур Алтая предложил М.П.Грязнов в 1930 году. Его схема построена с учетом изменения облика самих вещей и материала, из которого они изготавливались. Выделив три эпохи (дометаллическую, бронзы и железа), он сам вполне понимал условность этой периодизации. Позже в 1939 году М.П.Грязнов отказался от принципа выделения культур по материалу, положив в основу ведущий способ ведения хозяйства, лучше отражающий этапы общественного развития. Памятники эпохи ранних кочевников М.П.Грязнов отнес к трем хронологическим этапам: майэмирский (VII-V века до н.э.), пазырыкский (V-III века до н.э.) и шибинский (II век до н.э. — I век н.э.). Впоследствии (в 1947 году) он обосновал выделение майэмирского этапа, а затем ограничил его верхнюю дату VI веком до н.э. Надо сказать, что причиной растянутости хронологической цепочки М.П.Грязнова явилось почти полное отсутствие на Горном Алтае известных ему памятников последних веков до нашей эры. Сейчас же известны памятники, не укладывающиеся в традиционную датировку начала эпохи ранних кочевников (с VII века до н.э.). К ним в первую очередь относятся курганы могильника Курту II, которые С.С.Сорокин (1966) датировал IX-VIII веком до н.э., считая их по ряду признаков более архаичными по сравнению с майэмирскими.

Кроме того, в 1949 году М.П.Грязнов разработал периодизацию археологических памятников земледельческо-скотоводческого населения приалтайской лесостепи. На основе изучения могильников и поселений верхней Оби и сопоставления их с памятниками карасукской и тагарской культур Енисея он предложил последовательность сменявших друг друга культур: карасукская X-VIII века до н.э. и большереченская, соответствующая эпохе ранних кочевников, с тремя этапами развития — большереченским (VII-VI ека до н.э.), бийским (V-III ека. до н.э.) и березовским (II век до н.э. — I век н.э.).

С.В.Киселев в 1951 году по алтайским материалам выделил майэмирский этап эпохи ранних кочевников в самостоятельную майэмирскую культуру, но с несколько иными, чем у М.П.Грязнова, хронологическими рамками: ранняя стадия — VII-VI века до н.э. и поздняя — V-IV века до н.э. Пазырык и аналогичные ему памятники он отнес к гунно-сарматскому времени (III-I века до н.э.), именуемому пазырыкской эпохой.

Подобное «омоложение» Пазырыка вызвало серьезные возражения со стороны многих исследователей, в частности, С.И.Руденко, который достаточно аргументированно относил подобные курганы к V-IV векам до н.э., весь же скифский период Алтая датировал VII-IV веками до н.э., хотя и считал, что культура ранних кочевников сложилась значительно раньше, в IX-VIII веках до н.э. Он полагал, что именно в начале VII века до н.э. на Горном Алтае появились кочевые скотоводческие племена, мигрировавшие с юго-западных территорий и ассимилировавшие местное население. При этом С.И.Руденко отрицал правомерность выделения особого майэмирского этапа или культуры, относя все эти памятники Алтая к скифскому периоду.

Дальнейшие исследования лишь частично подтвердили правильность периодизации М.П.Грязнова. Так, были передатированы некоторые памятники, отнесенные М.П.Грязновым к шибинскому этапу, которые совершенно справедливо были отнесены к пазырыкскому этапу.

После открытия Аржанского комплекса М.П.Грязнов попытался внести коррективы и в хронологию Алтая. Синхронизация памятников скифо-сибирских культур позволила ему выявить три фазы развития: аржанско-черногоровскую (VIII-VII века до н.э.), мэйэмирско-келермесскую (VII-VI века до н.э.) и пазырыкско-чертомлыкскую (V-III века до н.э.) (М.П.Грязнов, 1979). Впоследствии в 1983 М.П.Грязнов еще «удревнил» начальную фазу до IX века до н.э. Основанием для подобных изменений послужили сравнительно-типологический анализ основных вещевых компонентов культур ранних кочевников, и синхронизация их с хорошо датированными памятниками Северного Причерноморья.

Большое значение для разработки вопросов хронологии приобретают работы Л.С.Марсадолова (1984, 1985), использующего для получения надежной периодизации Алтая современные методы. Он уточнил дендрологические даты и последовательность сооружения семи больших курганов Саяно-Алтая, включая Аржан. Им построена «плавающая» дендрохронологическая шкала длиной более 380 лет. Привязка этой шкалы осуществлялась как археологическими методами (сопоставление предметов Пазырыкских курганов I и II с находками Семибратних курганов 2 и 4 на Кубани), так и методами естественных наук (дендрохронологическим и радиоуглеродным). В результате этих исследований Л.С.Марсадолов «удревнил» дату майэмирского этапа до VIII века до н.э., а пазырыкского — до VI-IV века до н.э.

Еще одна периодизация предложена А.С. Суразаковым (1985). Он считает нужным отделить наиболее ранние памятники VII-VI веков до н.э. от всей остальной их массы, охватывающей время конца VI — начала II века до н.э., поскольку ввиду крайней малочисленности и поливариантности ранних памятников он не усмотрел между ними и поздними бесспорной связи. По различию деталей погребального обряда и инвентаря А.С.Суразаков подразделил памятники VI — начала II веков до н.э., объединенные в пазырыкскую культуру, на три последовательные хронологические группы: конец VI-V, V-IV и III — начало II века до н.э. Рубеж III-II или начало II века до н.э. он считал концом пазырыкской культуры, поскольку именно с этого времени происходят заметные изменения облика инвентаря и обряда. В немалой степени это связано, очевидно, с хуннской экспансией в конце III века до н.э. Немногочисленные памятники II-I веков до н.э. пазырыкского облика им предложено именовать гунно-сарматскими, или постпазырыкскими.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *